Маршалл и кембриджская школа - объединение основных достижений экономики в модели человека

Значительное усиление абстрактности экономического анализа в работах маржиналистов, и в частности использование ими далекой от жизни модели рационального максимизатора, разумеется, не могло не вызвать протест представителей более конкретного направления экономических исследований. Возражения вызвало и полемически заостренное отрицание Джевонсом и Менгером роли объективных факторов (издержек) в формировании ценности благ.

Экономистом, который предпринял попытку синтезировать основные достижения классической школы, маржиналистов и исторической школы, стал основоположник неоклассического направления в экономической теории Маршалл.

Маршалл делает установку не на абстрактную дедуктивную теорию, как Милль или первые маржиналисты, а на сочетание дедукции и индукции, теории и описания. Это стремление не могло не отразиться на маршалловской концепции экономического субъекта.

Не только Маршалл, но и другие представители кембриджской школы (Сиджуик Г., Кейнс Дж. Н. - отец Кейнса Дж. М., Пигу А.) придерживались антропологического обоснования экономического человека, пытаясь доказать, что в экономической теории человек в общих чертах ведет себя так же, как и в жизни. Как известно, предметом политической экономии Маршалл считал нормальную жизнедеятельность человеческого общества. «Экономисты, - заявляет Маршалл, - имеют дело с человеком как таковым, не с неким абстрактным или «экономическим» человеком, а с человеком из плоти и крови».

В области мотивации экономического поведения можно отметить ограничение эгоизма: экономический человек, по словам Маршалла, не только подвергает себя лишениям в бескорыстном стремлении обеспечить будущее своей семьи, ему свойственны и другие альтруистические мотивы деятельности, которые настолько распространены среди всех классов, что их наличие можно счесть общим правилом. Следовательно, нравственные мотивы также входят в состав тех сил, какие экономист должен учитывать.

Описывая многообразие человеческих мотивов и потребностей, Маршалл называет в их числе стремление к разнообразию, жажду привлечь к себе внимание, потребности, удовлетворяемые той или иной деятельностью. Однако в то же время он делает вывод, что экономическая теория должна главным образом заниматься мотивами, которые наиболее сильно и устойчиво воздействуют на поведение человека в хозяйственной сфере его жизни. Самым устойчивым стимулом к ведению хозяйственной деятельности служит желание получить за нее плату. Она может быть затем израсходована на эгоистические или альтруистические, благородные или низменные цели, и здесь находит свое проявление многосторонность человеческой натуры. Однако побудительным мотивом выступает определенное количество денег. Деньгам у Маршалла принадлежит и роль реального измерителя интенсивности потребностей.

Таким образом, в отличие от других маржиналистов Маршалл предпочитает, чтобы экономическая теория имела дело не с первичными человеческими потребностями, а с их денежным выражением. Однако в своей книге он уделяет большое место описанию исторического, эволюционирующего характера потребностей человека и отмечает решающее влияние производства на развитие потребностей: «Каждый новый шаг вперед следует считать результатом того, что развитие новых видов деятельности порождает новые потребности, а не того, что новые потребности вызывают к жизни новые виды деятельности».

Таким образом, выгоняя рационального экономического человека в дверь, Маршалл был вынужден впустить его через окно в виде обдуманных действий и рациональных привычек, иначе его теоретические выводы теряют свое антропологическое основание. Однако двойственность модели человека Маршалла остается непреодоленной. Его модель человеческой природы в основных чертах совпадает с маржиналистской моделью. В то же время модель человека, заявленная Маршаллом в начале своей книги и обоснованная антропологически, соответствует, скорее, модели классической школы.

Примерно ту же синтезирующую и подытоживающую роль, которую сыграл в экономической теории Маршалл А., исполнил Кейнс Дж. Н. Основное внимание этот автор уделяет сопоставлению исследований английской классической, немецкой исторической и маржиналистской школ. С одной стороны, Кейнс Дж. Н. порицает обоснование экономического человека Милля Дж. С., с другой - выступает против экстремизма исторической школы, отвергающей всякую абстракцию вообще. Как и другие представители кембриджской школы, Кейнс-старший твердо стоит на почве антропологического обоснования экономического человека: «Стремление к богатству оказывает на массы людей более постоянное и неизмеримо более сильное воздействие, чем любая другая непосредственная цель». При этом мотивами стремления к богатству могут быть самые разные, в том числе и альтруистические чувства. Легко заметить, что позиция Кейнса полностью соответствует идеям Маршалла [1, c. 98-104].

Естественные монополии
Актуальность темы курсовой работы заключается в том, что особую роль в процессе экономического развития России играют естественные монополии. Изменения в функционировании естественных монополий в ...

Доходы и издержки предприятия
Анализ зарубежной и отечественной практики хозяйствования показывает, что в условиях нестабильности рыночной конъюктуры, обусловленной динамизмом внешней среды, в которой работают предприятия, ме ...